07.02.2023

Бизнес | Развлечения

Меню: Информация о газете | Реклама | Скачать прайс-лист | Контакты | Обратная связь | Поиск в статьях
 Острый угол

Квартирный вопрос подполковника Алекперова

Просмотров: 3208

Автор: Виталий СЕРГЕЕНКОВ
Выпуск:

Как и почему система, бывшие коллеги-офицеры вычеркнули ветерана УФСИН из списка очередников на получение жилья?

Сейчас уже можно говорить о том, что вся семья Алекперова прослужила в исправительной системе более 70 лет. По стопам отца пошли сыновья, Тимур и Эльдар. В рославльской “шестерке” (бывшая ИТК ЯО 100/6) работала и их мать, Галина, - вначале оператором газовой котельной, затем контролером на проходной. В общем, вся семья Алекперовых достойно несла и несет нелегкую службу в этом специфическом учреждении. И не думал, не гадал полковник в отставке Алекперов, что, уйдя на пенсию, будет судиться со своими сослуживцами и всей системой исполнения наказания, которые просто хотели его унизить как офицера и просто человека. И не только унизить, но и лишить того, что человек заслужил по праву.
В 1980 году Рафик Алекперов переехал с севера, где служил в одном из исправительных учреждений, в Рославль. Тут он получил трехкомнатную служебную квартиру жилой площадью 40,1 кв. метра. В ней на тот момент были прописаны и проживали, кроме него и жены, два сына и дочь. Из трех комнат одна была изолированной.
В 1989 году Рафик Мамедович и Галина Федоровна подают заявление на расширение жилплощади. Дети к тому времени выросли - старшему сыну было 17, младшим, сыну и дочери, по 12 лет. Поскольку у супругов Алекперовых разнополые дети, их ставят на очередь для получения жилья. Жизнь продолжала идти своим чередом. Список очередников пополнялся и спокойно себе лежал в жилищной комиссии администрации исправительной колонии №6. Тут стоит оговориться, что во время перестройки вся страна переживала серьезные трудности, поэтому жилье для работников колонии из-за отсутствия средств не строилось, а надежды на получение новой квартиры были призрачными.
В начале 1992 года подполковник Алепкеров подает рапорт и уходит в отставку. Через семь лет у Алекперовых родился внук. Тогда же, в 1999 году, Рафик Мамедович и Галина Федоровна официально расторгли свой брак. Однако жизнь -  штука порой непредсказуемая. И в октябре 2000 года Алекперовы делают обратный ход, вновь официально оформляют супружеские отношения.
До 2007 года Алекперовы живут совместно с детьми и внуком (всего семь человек) в той же трехкомнатной квартире. Но в этом же году супруги вновь официально разводятся. И на сей раз уже окончательно. Упустив из виду, что обо всех изменениях в личной жизни надо информировать жилищную комиссию, Алекперов уезжает с внуком в Баку. Так как фактически жилищная комиссия стала работать только с марта-апреля 2008 года, он представил сведения об изменениях в семье в конце апреля.
А в начале марта 2008 года жилищно-бытовая комиссия ИК №6 обнародовала списки очередников на получение жилья. Рафик Мамедович и Галина Федоровна в этом списке очередников находились на 11-м месте. Сыновья Алекперовых в том же списке 2008 года находились в последней пятерке очередников. Понимая, что сыновьям получить квартиру в новом доме будет проблематично, так как из 44 квартир половину получит город (дом строился на федеральные деньги, и часть средств вроде бы вносила администрация МО. - “МК”), Рафик Мамедович идет к председателю ЖБК с предложением. Его суть сводилась к следующему: Алекперов был готов ради получения сыном квартиры пожертвовать своей очередью.
Заместитель начальника по тылу, он же председатель жилищно-бытовой комиссии ИК №6, Агеев внимательно выслушал предложения и доводы бывшего сослуживца и тут же встречно предложил свой вариант решения проблемы. Мол, “чтобы один из сыновей получил квартиру, вам следует выписаться из своей квартиры. Зарегистрироваться по договору найма по другому адресу. И вы, как нуждающийся пенсионер и наш бывший сотрудник, будете иметь полное право на получение жилищного сертификата. А позже еще и подарите одному из сыновей свое жилье. К тому же мать, Галина Федоровна, получит жилье в порядке очередности и, в свою очередь, подарит квартиру другому сыну”.
Ранее точно такой же разговор у председателя комиссии состоялся и с женой Алекперова.
- Я полностью поверил Агееву, - рассказал “МК” Рафик Магомедович. - Да и как не поверить офицеру, тем более бывшему сослуживцу. Я снялся с регистрации в своей квартире. Прописался у своего знакомого сослуживца в другом месте, собрал все необходимые документы и 23 апреля передал их в жилищно-бытовую комиссию.
Позже на одной из встреч председатель ЖБК Агеев предложил мне написать заявление о якобы предстоящем моем отъезде. Мотивировал он это тем, что такое заявление в комиссию будет служить основанием для рассмотрения моей кандидатуры на получение жилья и позволит оставить меня в списке очередников. Об этом свидетельствует и справка от 11 июля 2008 года.
14 мая 2008 года с согласия Агеева я предоставил еще одно заявление начальнику колонии Клевцову, при этом объяснил, что отказался от своей очереди в пользу сыновей. Виктор Владимирович согласился с моей позицией, посетовал на сложности с жильем, выразил сомнение в быстром получении сыновьями жилья, поскольку они находились в конце очереди. И все же на моем заявлении написал резолюцию - “Агееву А. В. Рассмотреть на ЖБК”. Именно в этом моем заявлении я просил не исключать меня из списка очередников и оставить за мной право на получение жилплощади после постройки следующего дома.
И вот тут в квартирной эпопее подполковника Алекперова, как в “нехорошей квартире” Булгакова, начинают твориться почти фантастические для нашего времени вещи. Ему после шести (!) месяцев молчания вдруг присылают уведомление о снятии его с очереди на получение жилья. ЖБК ссылается при этом на 53-ю статью Жилищного кодекса РФ и подкрепляет уведомление двумя протоколами заседания комиссии - от 15 октября и 25 ноября 2008 года.
Практически за полгода, несмотря на неоднократные встречи с председателем ЖБК, Алекперову ни разу не сказали и слова о предстоящем решении комиссии. Более того, его в открытую обвиняют в том, что он специально развелся с женой, специально выписался с целью ухудшения своих жилищных условий.
Обескураженный таким неожиданным поворотом дела, Алекперов едет со всеми документами и надеждой на справедливость в областное Управление ФСИН. Но там, видимо, и со своими очередниками и внеочередниками на получение жилья разобраться не могут. А тут еще бывший подполковник, пенсионер со своими проблемами. Начальник областного управления Андреев даже не принял Алекперова, а заместитель начальника по тылу Кочкуров пояснил, что управление не вправе отменить решение комиссии ИК №6. В общем, квартирный вопрос и его решение для Алекперова повисают в воздухе.
В большом перечне-списке документов, которые подполковник в отставке собрал для рассмотрения своего иска к администрации ИК №6 в суде, есть то самое злополучное заявление от 14 мая 2008 года на имя начальника Клевцова. А в нем ниже резолюции начальника - резолюция председателя ЖБК Агеева: “Шайтаровой Л.М. Представить на ЖБК”.
Что, как и когда рассматривала жилищно-бытовая комиссия колонии? И рассматривала ли вообще? А если рассматривала, то почему на это рассмотрение не был приглашен бывший их сослуживец? И почему Алекперов о принятом решении узнал последним? На эти вопросы ответа нет. Их нет даже в протоколах самой комиссии. Где искать их, непонятно. А ведь в пункте 3.4 положения о ЖБК к приказу начальника ИК №261 от 7.04. 2008 года четко прописано: “Комиссия обеспечивает общедоступность принятых комиссией решений по жилищным и социально-бытовым вопросам”.
А чего стоят представленные в суд материалы ЖБК за 2008-2009 годы! Там можно найти и далекую от истины интерпретацию высказываний претендента на жилье, и искажение фактов, и смешение, даже подмену юридических понятий.
Вот один только пример. Из протокола от 20.08.2009 года. Заметим, что написан он спустя 9 месяцев после снятия Алекперова с очередников. В протоколе нет никакого анализа, соответствующего повестке дня. Рассматривая заявление Алекперова от 14 мая 2008 г. и его посыл “о возможном отъезде на длительное время за пределы РФ”, комиссия подает это в своей интерпретации. “Согласно поданному заявлению, указал, что на длительное время уезжал за пределы РФ, не указав адреса”. Но адрес в заявлении был. К тому же оба сына служили в ИК №6 и доподлинно знали место пребывания своего отца. Они и другие бывшие сослуживцы, с которыми встречался в то время Алекперов, легко могли подтвердить, что он никуда не уезжал. Поняв, что в 2008 году опростоволосилась, комиссия в августе 2009 года приходит к выводу, что лучшая защита - нападение. И тут появляется протокол от 20 августа 2009 года. В нем говорится (дословно):”Проверить жилищные условия Алекперова Р. М. по месту прописки, в том числе наличие земельного участка. А также проработать (ну чем не партийное собрание времен КПСС?! - “МК”) вопрос об отказе Алекперову в получении жилищного сертификата”. Какое отношение имеет сертификат, выдаваемый федеральными органами, к снятию Алекперова с очереди на получение жилья, вообще непонятно.
Зато понятно: установка дана, осталось ее выполнить. Вот только кем дана? Откуда исходит негласное указание? На заседании суда ответчик впрямую заявил, что Алекперов - не тот человек, за которого себя выдает, и (дословно) “клевещет на комиссию и ее председателя”. Странное утверждение. Неся службу в колонии много лет, воспитав двоих сыновей, работающих, как и их отец, в том же специфическом и сложном учреждении, подполковник в отставке все время был “ТЕМ” человеком и вдруг в единочасье стал “НЕ ТЕМ”. Как объяснить такое кардинальное изменение в оценке офицера? Или это изменение - плод воображения членов ЖБК и их представителя в суде? А может быть, все это время ЖБК и ее председатель находились, как беременные женщины, “на сохранении”. И какие идеи по решению проблемы жилья бывшего сослуживца они сохраняли?
Недоумение вызывает избирательность ЖБК в составлении протоколов вообще. Нигде не запротоколированы результаты встречи Алекперова с начальником колонии и председателем ЖБК, состоявшейся 30 октября 2009 года.
Позже, 6 ноября, Алекперов со своим представителем был приглашен на заседание комиссии. Они пытались внести юридическое обоснование ст. 53 Жилищного кодекса. Но именно по вине пригласившей стороны встреча была скомкана. Протокола нет. Да и протокол от 20 августа 2009 года был составлен только после того, как на встрече с начальником Клевцовым Алекперов заявил, что “встретится с некоторыми членами комиссии в правовом поле”, то есть в суде.
Заседание суда по иску Рафика Магомедовича к исправительной колонии №6 УФСИН России по Смоленской области под председательством судьи Мясищева состоялось 4 февраля этого года. Мясищев вынес решение - Алекперову в иске отказать. В расчет были приняты главные аргументы и обстоятельства, которые изложил в суде представитель ИК №6 Куксин: “Алекперов намеренно ухудшил свои жилищные условия и на основании ст. 53 Жилищного кодекса РФ был снят с очереди на улучшение жилищных условий”. К тому же суд учел еще одно странное обстоятельство - “...в собственности Алекперова находится земельный участок, на котором возведен жилой дом и хозяйственные постройки. Кроме того, Алекперовым в суде не представлено доказательств непригодности дома для проживания”. В этой части суд откровенно встал на позицию ответчика, его представителя в суде, который ссылался на то, что жилищно-бытовая комиссия ИК №6 “произвела внешний осмотр участка и строений на нем и выявила, что одноэтажный электрифицированный жилой дом ориентировочных размеров 6х7 метров, 2 сарая принадлежат Алекперову Р. М.”. Все. Ни больше, ни меньше.
Областной суд удовлетворил кассационную жалобу Алекперова, отменил решение Рославльского городского суда от 4 февраля 2010 года и направил дело на новое рассмотрение иным составом суда.
P.S.
Мы еще в феврале этого года обращались к начальнику ИК №6 г-ну Клевцову и его заместителю, председателю ЖБК г-ну Агееву, с просьбой прокомментировать ситуацию с “квартирным вопросом” их бывшего сослуживца. Оба отказались, ссылаясь на то, что, мол, еще нет решения суда. После удовлетворения кассационной жалобы Алекперова областным судом Агеев (начальник ИК №6 В. Клевцов находился в отпуске) так прокомментировал решение суда: “Ну что же, наш суд самый справедливый и гуманный. Решение суда есть решение суда. Будем его исполнять. Хотя подождем, посмотрим, какое решение примет новый состав рославльского суда. Если решение будет в пользу Алекперова, то нам придется восстановить его в очереди на получение жилья”.

Читайте также:


О пилотном проекте по отработке подходов при апробации новых классификаций и критериев,...


Со смолян взыскали более 80 млн рублей «дорожных» штрафов


На Смоленщине снижается уровень преступности


УФНС напоминает смолянам о начале «Декларационной компании»
Комментарии

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

Ты в эфире!

Акция МК: "Форменное безобразие"

Чаще читают:

Архив:

Архив публикаций

Февраль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

 





Яндекс.Метрика